Невский пр.22-24,
191186 Санкт-Петербург,
Россия
ekultur@drb-ja.com
praktikum@drb-ja.com
medien@drb-ja.com
+7 931 203 0414
+7 931 202 6192

Портреты блокадников. Часть 4

Портреты блокадников. Часть 4.

В рамках пилотной фазы нашей программы для журналистов-волонтеров пятеро молодых журналистов и журналисток из Германии в прошлом году провели несколько недель в Санкт-Петербурге. В это время они не только изучали русский язык, углубляли свои знания об истории блокады Ленинграда и приняли участие в семинаре “Уязвимость памяти. Как писать о трагедиях прошлого”, но и взяли несколько интервью у блокадников.

Роберт Путцбах, участник этой программы, составил своеобразную галерею портретов-очерков очевидцев блокады. Три из них мы уже опубликовали на нашем сайте:

Сегодня мы публикуем четвертый и последний из этих портретов – историю 82-летнего Виктора Жигарева:

“Виктор родился в Ленинграде 14 октября 1937 года. О его раннем детстве у Виктора сохранилось мало воспоминаний. 

Мама тогда еще совсем маленького Виктора умерла в ночь на 26 апреля 1942 года. Так как отец его был на фронте, с этого момента Виктор остался один. В подъезде своего дома он встретил мальчика по имени Егор, мама которого тоже умерла, и он жил вдвоем со старшей сестрой. Дети пошли в детский сад, где Виктор в конце концов и остался жить. Детский сад позже переоборудовали в дом для детей-сирот, и 8 сентября Виктор вместе с другими детьми был эвакуирован из Ленинграда.

На Финляндском вокзале группу из 75 детей погрузили в товарный поезд, чтобы вывести их из оцепленного города. Виктор еще хорошо помнит, как между открытыми вагонами поезда можно было прыгать. На берегу Ладожского озера поезд с детьми встретили двое офицеров. Чтобы не быть замеченными с воздуха немецкими самолетами, детям пришлось со станции перебежать в близлежащий лес. 

На корабле “Совет” детей переправили по Ладожскому озеру на другой берег. После благополучного прибытия их разместили в небольшом доме в лесу, где каждый из детей получил кусок хлеба. Всего лишь кусок, потому что было известно, что если кто-то долго страдал от недоедания, то для него употребление слишком большого количества пищи за раз могло быть смертельно.

Потом детей на поезде отправили подальше от фронта и оцепленного города. 

Их привезли в Канск, дорога туда длилась целых 30 дней. На остановках в пути Виктор и другие дети выпрыгивали из поезда, чтобы запасти питьевой воды. 

В конце концов дети оказались за тысячи километров на восток от Ленинграда, в Красноярской области. 

Там под дом для детей-сирот из блокадного Ленинграда переоборудовали три здания. Территорию обнесли забором. Виктор вспоминает, что вместо собаки, охраняющей детский дом, был волк. 

И только в августе 1945 года, после окончания Второй мировой войны, они получили возможность вернуться в Ленинград. Отец Виктора погиб на фронте в 1943 году, он служил в войсках ПВО.

Особенно о Дне победы, как в России называют 9 мая 1945 года, у Виктора сохранились хорошие воспоминания. Он был с друзьями в кино и смотрел фильм. 

В августе 1945 года Виктор вернулся в Ленинград, где его встретила тетя. Однако она умерла спустя три года, и Виктор отправился в Москву к другой тете, из дома которой он очень быстро сбежал. Милиция нашла мальчика и отправила его в монастырь, где он полгода прожил под строгим присмотром. В конце концов он попал в детский дом на Васильевском острове в Ленинграде. Он закончил школу на базе этого детского дома. “Тогда было запрещено совместное обучение для мальчиков и девочек, нас разделяли даже на школьном дворе”, рассказывает Виктор.

После школы Виктор, будучи еще совсем молодым юношей, начал работать. Уже в 15 лет он работал на фабрике, что для тогдашнего времени было совершенно нормальным. До 16 лет подростки работали по 6 часов в день, а с 16 лет рабочий день увеличивался до 8 часов. 

Виктор работал электромонтером и работы тогда было очень много: во время войны многое было разрушено, все нужно было ремонтировать или строить заново. Виктор получил инвалидность по болезни и ему пришлось сменить профессию – он переучился на портного. Но его очень сильно тянуло обратно на фабрику. Вернувшись туда, он продолжил трудиться, не выполняя слишком тяжелых физических работ.

Многочисленные переезды в детстве и вездесущая нестабильность привели к тому, что в с возрастом Виктор стал заботиться о постоянстве в своей жизни. Уже 53 года он живет в одной и той же квартире. Так как уже в 24 года он создал семью, то у него почти никогда не было времени на путешествия. В Сибири он так больше никогда и не побывал”. 

Роберт Путцбах, участник волонтерской программы для начинающих журналистов